Auschwitz-Birkenau. Part 4. Rudolf Höß

Что я всё про евреев да про советских военнопленных в свете Аушвица? Надо бы вот про кого рассказать - про цыган.

На фоне количества погибших во Второй мировой войне и Холокоста как-то совсем забывается, что европейские цыгане в середине ХХ века также столкнулись с настоящим геноцидом.

Цыганский международный фестиваль в Праге (наши дни). Фото David V Cerny/Reuters

preview_74ae554f0db391f91a18fd0673a6dff2


И если относительно евреев я могу хотя бы сделать робкие предположения, откуда у фюрера (и у всей остальной Европы) был о ту пору столь лютый антисемитизм, то чем досадили бесноватому весёлые и бестолковые, малоспособные к осёдлой работе но лёгкие на подъём и на любой праздник ромалы (ромы), коих в Германии на момент его прихода к власти были буквально доли процента - я совершенно затрудняюсь предположить.

Тем не менее, их сразу сочли расово неполноценным элементом и ещё в середине 30-х начали стерилизовать: так считалось «гуманным»: сами мол вымрут лет через 50-70.

Однако далее события разворачивались слишком интенсивно, возиться со стерилизацией и ждать 50-70 лет на восточных фронтах было не сподручно, поэтому немцы стали уничтожать цыган на этих территориях всеми доступными способами.

В том числе и Аушвиц пригодился: как только дело касается геноцида, Аушвиц-Биркенау - незаменимый в хозяйстве инструмент...

В Аушвице у цыган появился неожиданный «заступник». Сочувствующий.



hoess_rudolf-COM-Auschwitz


Знакомьтесь:
Рудольф Франц Фердинанд Хёсс (Rudolf Franz Ferdinand Höß) - с 1940 по 1943 год - комендант лагеря Аушвиц, инспектор концентрационных лагерей Рейха (в дальнейшем). Хёсс

Он - фактический создатель лагеря. К 1940 году он отличный специалист по концентрационным лагерям: карьеру свою он начал с должности блокфюрера в концентрационном лагере «Дахау» ещё в далёком 1935 году.

Слева направо: доктор Йозеф Менгеле (доктор Смерть), Рудольф Хёсс, Йозеф Крамер, неизвестный.

3e8bcb6e1a3b


При нём же прошли первые испытания массовых уничтожений газом, он лично ездил докладывать
Адольфу Эйхману об успехе этих испытаний.

Слева направо: комендант лагеря Аушвиц Баер, доктор Йозеф Менгеле, бывший комендант лагеря Хёсс.

772ac4e75c1d


В 1945 году, когда шарманка не смогла вдруг доиграть последний Deutchland Nazi March, Хёсс попытался скрыться под другим именем, на деревенской ферме.

11 марта 1946 года был арестован британской военной полицией.

Проходил свидетелем на Нюрнбергском трибунале. Дал важные показания против главных нацистских преступников (Хёсс был свидетелем защиты, но по сути дал показания обличающие). В том же 1946 году был передан польским властям, которые его давно ждали с его свидетельской гастроли.

Здесь у него совсем не такое весёлое лицо, как на предыдущих фотоснимках...

280px-Rudolf_Höß


В польской тюрьме, в ожидании смертного приговора, Хёсс и написал свои воспоминания.

Фрагмент показаний Хёсса, переведённых на английский (перепечатка с рукописи):
hoess

Двести страниц текста. Человек, который знает, что его казнят. Почти уверен в этом (спасти может только чудо). И он даёт письменные показания (воспоминания), которые ставят окончательную точку в его приговоре - не остаётся никаких сомнений в его прямой ответственности.

Почему?

Вот что по этому поводу пишет сам Хёсс:

«
Я бы никогда не решился на эти признания, на это обнажение моего сокровеннейшего «я», если бы не то, что я встретился здесь с человеческим отношением, с пониманием, которые меня совершенно обезоружили, и на которые я не имел права рассчитывать. Это человеческое понимание обязывает меня приложить все усилия, чтоб по мере возможности осветить неясные обстоятельства».

То есть в польской тюрьме после войны главный исполнитель чудовищного освенцимского шабаша смерти встречает вдруг такое прям человеческое понимание и отношение, что прям полностью «разоружается перед партией».

В польской тюрьме с Хёссом работали два профессионала. История сохранила их имена. Это психолог, профессор Станислав Батавия и юрист профессор Ян Зен.

Без пыток, без психотропных средств, без ложных обещаний и обманов эти люди сумели совершить невозможное: они где-то там сумели раскопать душу Хёсса, показать этому человеку истинный масштаб содеянного им и вызвать содрогание и деятельное раскаяние...

Я охотно допускаю что сам Хёсс был вовсе не садист и не имел каких-то психопатологий. Судя по всем наблюдениям (и даже по слогу его воспоминаний) он был не очень глубокий человек: науки не особо давались ему с детства, зато военная служба пошла неплохо: солдатом неплохим он был ещё на фронтах Первой мировой войны.

Таким образом, это был типичный усердный солдафон. Служака. Не забывший в своих довольно искренних воспоминаниях упомянуть и боевые заслуги в прошлом, и награды, и так далее.

Ему бы погибнуть где-нить на восточном фронте, а не вступать в ряды СС да не поступать на службу в Дахау...

...Но, однако, лагерному делу отдавал себя наш Рудольф со всей скрипучей страстью своей фанерной солдатской души.

Кстати, в своих показаниях (воспоминаниях) он забавно сводит счёты, перекладывая всю вину за творившиеся в лагере злодеяния, невыносимые условия жизни и тому подобное большей частью на своих подчинённых, которых ему присылали вопреки его воле из других лагерей, и которые были теми лагерями испорчены. Сам-то Хёсс заключённых, вероятно, холил и лелеял бы, будь его на то воля, и радел только о труде во славу Рейха...

Оставим это на его совести.

Так вот, о цыганах!

Цыгане вызывали у Хёсса почти любовные чувства! В отличие от евреев, про которых он глухо напишет, что он-де осознавал необходимость их уничтожения и тот факт, что от них-де всё мировое зло, про цыган он довольно искренне пишет, что не видел причин для их уничтожения и чуть ли не впервые мысленно разошёлся линиями с любимым фюрером...

Вот что он сам пишет о них:

«
...к августу 1944 года в Аушвиц осталось около 4000 цыган, которых должны были уничтожить в газовых камерах. До последних минут они не знали, что их ждёт, поняли это только по дороге к крематорию V...

...Насколько я мог заметить, большинство цыган, несмотря на трудные условия жизни, особенно не тяготились лишением свободы, если не считать того, что их склонность к бродяжничеству была парализована. Ведя примитивный образ жизни на свободе, они были привычны к тесным помещениям, плохой гигиене и, частично, к скудному питанию. Не относились они трагически ни к болезням, ни к высокой смертности. По сути своей они оставались детьми: были легкомысленными, охотно веселились даже во время работы, к которой никогда не относились серьёзно, в самом плохом искали хорошие стороны и были оптимистами.

Я никогда не видел у цыган понурого, полного ненависти взгляда. Когда мы навещали их в лагере, они выходили из бараков, начинали играть на музыкальных инструментах, заставляли детей танцевать и показывали свои штучки... У меня всегда было впечатление, что они не вполне осознавали, что находятся в тюрьме.

...Внутри каждого рода они были очень привязаны друг к другу и близки. Когда в лагере приозводили отбор трудоспособных, в результате чего разбивались семьи, доходило до трогательных сцен, полных страданий и слёз. Однако все понемногу успокаивались, когда им говорили, что скоро они снова будут вместе...

...Когда я был уже в Ораниенбурге, в Инспекторате концентрационных лагерей, цыгане, знавшие меня ещё по Аушвиц, часто спрашивали о своих родственниках, уже погибших к тому времени в газовых камерах. Мне было очень трудно отвечать уклончиво именно потому, что они мне верили. Хотя в Аушвиц цыгане и причиняли мне много хлопот, они были моими самыми любимыми заключёнными, если вообще можно так выразиться...

...Было бы очень интересно и дальше наблюдать за жизнью и обычаями цыган, если бы не категорический приказ, который до середины 1944 года знали в Аушвиц, кроме меня, только врачи. Согласно приказу рейхсфюрера СС, врачи должны были потихоньку ликвидировать больных, и, особенно, детей. А они именно к врачам относились с полным доверием! Нет ничего тяжелее, чем необходимость относиться ко всему хладнокровно, быть беспощадным и не сочувствовать.
»

Конец цитаты. Надеюсь, вы прослезились от жалости к метаниям этого человека. И цыгане - как дети, и приказ выполнить надо. И верят во всё. И улыбаются. Тяжело! Это тебе не евреи с их вечными проклятиями и взглядами, полными ненависти... Прямо-таки бедный Хёсс!

И ещё короткая зарисовка, из его же воспоминаний. Не касающаяся цыган.

«
...Это правда, что моей семье было хорошо в Аушвиц. Исполнялось каждое желание жены и детей...

...Вся наша семья отличалась необыкновенной любовью ко всему, что связано с природой, особенно мы любили животных. Каждое воскресенье я ездил с женой и детьми по полям, ходил по конюшням и псарням. Больше всего мы любили двух наших лошадей и жеребёнка. У детей в саду всегда были редкие животные, которых приносили заключённые. Это были черепахи, куницы, кошки, маленькие ящерицы. Летом дети плескались в садовом бассейне или в реке Соле. Самой большой радостью для них было, когда я купался вместе с ними...

...Дети могли играть вволю, у жены было столько любимых цветов, что она чувствовала себя, как в раю...»

Согласно показаниям Рудольфа Хёсса и его собственным оценкам, только в период его комендантства в лагере было уничтожено около двух с половиной миллионов человек.

Когда ещё на службе некоторые подчинённые задавали ему вопрос, почему мы должны убивать такое количество невиновных людей, он неизменно отвечал:
«Прежде всего мы должны исполнять приказы нашего фюрера, а не философствовать!»

2 апреля 1947 года суд в Варшаве приговорил его к смертной казни через повешение.

Перед смертью он направил прокурору письмо, в котором говорил об осознании того, что он причинил страшные страдания людям, и просил Бога и польский народ простить его.

...Виселицу установили на территории когда-то созданного им учреждения, рядом с первым крематорием. Вот она:

DSC06032


rudolf-hc3b6ss-ahorcado-en-auschwitz-el-17-de-abril-de-1947-fotografia-de-stanislaw-dabrowleck


Его труп сожгли, а прах развеяли.

Внук Рудольфа Хёсса, Райнер Хёсс, публично заявил как-то, что лично убил бы своего деда, если бы ему довелось жить в то время. Он поехал в Аушвиц и стоял там на коленях, прося прощения за деда у посетителей мемориала из Израиля... (
пруф).

Воистину: «Жены нечестивцев несмысленны, и дети их злы, проклят род их...»

Этот рассказ является заключительным в серии повествований об Auschwitz-Birkenau, все части можно прочитать по
соответствующему тегу.

При подготовке материала использованы цитаты и данные из следующих источников (библиография):

1. Кристина Живульская. «Я пережила Освенцим»

2. «Аушвиц глазами СС» (издание государственного музея «Аушвиц-Биркенау», 2011 г.)

3. «Аушвиц-Биркенау. История и настоящее» (издание государственного музея «Аушвиц-Биркенау», 2009 г.)

4. Другие, доступные автору материалы и источники.

<<< Предыдущий пост серии |




Я в Твиттер:






blog comments powered by Disqus