"Лесничий" Иван Гусев

Вот этим постом френда kiowa_mike навеяло.

Когда-то давно, в практически пубертатной юности я возмечтал стать лесничим. До сих пор не могу себе объяснить, почему меня так пёрло с этой идеи. Может быть, потому, что я постоянно был в какой-то тусовке, причём довольно большой, легко заводил новые связи и уверенно поддерживал старые, и это всё вероятно напоминало мне эдакую социальную сеть, в центре которой - я, и мне казалось, что слишком много внимания к моей персоне - в общем, не знаю, что там мне казалось, но могу сказать одно: в этом выборе профессии был какой-то элемент "мести" обществу, в стиле "уйду я от вас с мохнатой медведицей в тайгу жить!", что-то типа того.

Ничего общего с любовью к природе, к зверушкам или зелёным насаждениям это не имело. На это мне и тогда, и сейчас насрать практически чуть более, чем полностью.

Желание таким странным образом отомстить обществу было настолько сильным, что даже привело меня в подмосковный лесхоз-техникум, на факультет лесозащиты (собственно, там и готовили будущих лесничих).

Вместе со мной в тот же год на тот же факультет судьба занесла другого человека, Ивана, скажем, Гусева. У него действительно была простая русская фамилия и имя.

Иван горел глазами на профессию лесничего: он хотел защищать лес, природу, зверей. Был он красив, славянист, осанен и могуч. Эдакий настоящий русский богатырь.

То есть запомните: горели глазами и я, и он. Но я - с совершенно другой мотивацией. А вот Иван - прямолинейно. Хочу - и баста.

...На втором году обучения до меня стало доходить, что жить в тайге с медведицей - негламурненько, а уж тем более человеку, выросшему в большом городе и в деревне (не в таежной даже деревне, а просто - в более-менее настоящей, т.е. существующей автономно, деревне) бывавшему за жизнь раза два, да и то - в качестве приглашённого гостя, - ну, сложновато и чревато затяжными депрессиями. Картинку дорисовывали лесники, что два раза в месяц на разъёбанных казённых уазиках приезжали получать зарплату в кассу техникума (видимо, так было просто удобнее) - все они были людьми крепко пьющими даже на фоне непросыхающего в основной своей массе посёлка, в котором был техникум. Ну и так, вообще. Как-то не очень подходили они на роль "делать жизнь с кого" - мне не хотелось становиться на них похожим.

В общем, на втором курсе я сдулся, перевелся на факультет "машины и механизмы лесной промышленности", а после этого и вовсе забил болт на учебу в этом учебном заведении.

Не то - Иван! Он грыз гранит науки со страшной силой. Наши пути разошлись именно тогда, когда я покинул технарь в направлении престижного столичного вуза. А он догрыз гранит лесной науки в технаре, окончил ещё и лестех (институт, высшее образование), попутно на каком-то этапе переквалифицировался в егеря (чем отличается лесник от егеря, объяснять надо? Если коротко и упрощённо, то лесник - лес (флора), а егерь - фауна, т.е. всё, что бегает, хрюкает, чавкает, ревёт, оставляет помёт и сшибается рогами во время гона), и, покончив с образованием - усвистал куда-то за уральский хребет.

В отличие от меня, Иван - мужик был очень общительный, любитель компаний, эдакий экстраверт, всегда готовый к тусе. Как он там в тайге эту проблему решал - не знаю.

Прошло почти двадцать (или даже совсем двадцать, или даже больше чем двадцать) - лет. И не так давно, где-то с полгода назад - мы встретились. Он прилетел в Москву, толи делиться каким-то опытом, толи наоборот - перенимать чужой, в общем, была какая-то служебная халява, всех егерей из ебеней дёргали (или не всех, а только избранных - хер знае) в столицу, за каким-то лядом.

И Иван под это дело развил просто фантастическую по охвату деятельность: мы расстались двадцать лет назад (и не сказал бы, что были прямо закадычными друзьями - я вообще, при внешней коммуникабельности людей очень тяжело подпускаю к себе в близкое), но он каким-то чудом сохранил телефон моей сестры - единственный городской телефон нашей семьи, не изменившийся за двадцать лет, хотя сама сестра там и не живёт - живёт её сын. В общем, через десятые руки Иван сумел заполучить мой актуальный номер и дозвониться, предложив встречу.

Я не отказался.

Мы встретились, выпили, как-то очень быстро захорошели (причем оба и синхронно), и заколосились воспоминаниями. Однако воспоминаний общих было не так, чтоб очень, и скоро мы перешли на дела текущие. О своих делах я рассказал сухо, и быстро понял, что и это - лишнее. Ивана пёрло (распирало) рассказать о себе.

Его сага о его деятельности - точь-в-точь копия рассказа kiowa_mike, копия Никитича. Только усугубленная некоторыми деталями: так, ворует он чуть более масштабно (ну, это я так сужу по его рассказам, в сравнении с "Никитичем"), ездит всё ж не на Ниве, а на Паджерике, правда, я не уточнил, а в его ебенях Паджерик вполне может оказаться праворульный: там, где нет дорог, сторона руля не важна....

Трупы прятать ему и самому приходилось, а уж сколько раз сам практически был трупом - и не счесть. Интересно, что о ситуациях, в которых ему была угроза жизни, - он рассказывает как-то монотонно, заунывно, словно нехотя. Словно враз утратив талант рассказчика. О ситуациях же, когда он угрожал чьей-то жизни (не важно, животного или человека, об охоте рассказ, или...) - тут человек оживляется, появляется искорка в глазах и румянец на щеках.

Возможно, он где-то приукрасил, преувеличил. Людям это свойственно, я их за это не осуждаю. Суть-то передана верно: никому эти егеря не нужны, а если и нужны, то только как некая обслуга на державной охоте. Но за работу их спрашивают исправно, и стружку снимают тоже. А зарплата... сколько той зарплаты? Смех один же.

...И вот рассказывает он мне всякие ужасы, что там у них в тайге происходит, как легко там до сих пор убивают людей и убийства сии даже за убийства не считаются, потому что трупы не находят - а нет трупа, нет и преступления, вы же понимаете, да? - рассказывает, и упоминает о дочери. Которая уже - в Москве. Поступать поехала и конечно, поступила. На платный, за папины денежки.

И проскальзывает у него такая фраза: мол, я жы это всё, в этом говне вожусь - чтоб только д
очка из этого ада в люди вышла!

И тут у меня планка падает. Я перестаю понимать. И я задаю жестокий вопрос:

- Иван, подожди... что ж это получается... ты был житель подмосковной Ивантеевки, вполне себе благополучный, и... ты теперь платишь за то, чтобы дочка не жила в том аду, в который ты когда-то сам добровольно уехал?! То есть в том аду, который ты себе сам когда-то создал и в который убеждённо рвался?!

Он смотрит на меня слегка осоловело.... - Ну да, говорит, так и получается... А чего, у тебя не так? - искренне так, без подъёбки.

...И я вдруг понимаю, что у меня - тоже, так. Какая разница-то? Ад-то у всех - персональный, как и рай. Я пытаюсь щас сына в американскую школу устроить нормальную, житуху и основную мешпоху свою туда перетащить, но ведь в сущности - я пытаюсь выбраться из того ада, в котором оказался по доброй воле, когда-то убеждённо начав строить свою жизнь здесь.

Уже не важно, кому я поверил: собственной ли интуиции, Ельцину, Путину... почему-то был уверен: всё тут будет хорошо.

Уехал бы (допустим!) тогда - щас бы был совсем другим человеком, с совсем-совсем другой жизнью, которую нельзя не представить, ни вообразить.

Однако интересным образом, с выкрутасами, всё тут шло хуёвее и хуёвее. Если бы мне кто-нибудь всего год бы назад сказал, что Украина будет практически в состоянии войны с Россией - я бы даже смеяться над очевидно сумасшедшим и убогим не стал бы. А поди ж ты! Теперь это война. Сейчас уже невозможно
проехать вот по этому маршруту нашему, по которому всего пару лет назад мы ехали в Болгарию - так, чисто отдохнуть.

При моём ли участии, или без него - страна скатилась в ту адовую жопу, в которую скатилась. И когда Иван мне рассказывает, как его "крепостные" ханыги повздорили, и один другому сильнее по кумполу ударил, чем хотел (оппонент откинулся) - в Мск бы уже сей ханыга сидел, и я удивляюсь. А в тех диких местах - убийца сам решил вопрос: покрошил оппонента, в бочку из под мазута поклал вперемешку со всяким гумусом (землей и камнями), и в озеро сбросил. Иди, ищи... кто его хватится... Хозяину (Ивану), правда, честно сказал: так и так, мол, барин, вышла у нас дискуссия, и вот чем кончилась демократия в моменте...

...И я, наивный чукотский, спрашиваю: Вань, а ты не боишься, что они тебя также, в голодный-то год? - а он смеётся: а ты, когда на дачу едешь, не боишься, что тебя комары покусают? - боюсь. - но едешь же, всё равно ж кусают? - ну, я меры предосторожности принимаю. Всякие там лампы, свечи, пластины, и т.п. Плюс - не слыхал я, чтоб от комаров здоровый мудак типа меня или тем более - тебя, скопытился-то чтоб! - Так и я меры предосторожности принимаю. Спиной к ним не поворачиваюсь... да и не выгодно им (пока!) меня - без харчей останутся, а должность у меня государственная, тут оперов набежит - со всей округи, а поскольку тут только они, да я - круг "подозреваемых" будет уже комариного очка...

И сидим мы с ним в уютной рюмочной на, кажется, Новокузнецкой, или Большой Ордынке - в общем, где-то в этом, чудом сохранившемся купеческом подбрюшье Кремля, чокаемся, выпиваем, закусываем, и при этом каждый осознаёт себя...

...просто немного приспособившемся к жизни в аду. Заимевший в аду жену и детей. И теперь желающий практически любой ценой как-то перебросить детей в рай, из этого ада, в нормальную жизнь.

И хотя понятие рая тоже у каждого своё: у Ивана это - московский платный ВУЗ для девочки и престижная офисная профессия (как её понимает девочка и сам Иван), у меня - США и образование в США, с, конечно же, перспективами дальнейшей жизни ребёнка в этом самом США... - это детали, это не важно.

Важно и интересно другое: как так получилось, что мы, движимые самыми благими помыслами, оказались вдруг в аду?

В любом разе спасибо kiowa_mike за напоминание о воспоминании.




Я в Твиттер:







blog comments powered by Disqus