жизнь людей глазами обезьяны

Отмучались

...Началось самое ужасное для меня время года - поздняя осень.

Осень у многих ассоциируется с некоей зрелостью, итогом. Но если ранняя осень - это такая румяная бабушка, крепкая и жизнерадостная, это урожай жизни, это радость приехавших внуков, с которыми можешь ещё активно бегать, это благородно поседевший дед, ещё очень даже крепкий, также и даже более желанный внукам, чем отец (потому что балует, и имеет право на это), это старость - как на плакате рекламы пенсионного страхования, то...

...то поздняя осень - это умирание зажившегося, одинокого и больного старика. И вид его ужасен, и всем (включая его самого) понятно, что недолго ему осталось, и в глазах его можно увидеть только недоумение и страх. Недоумение - ибо сам он не понимает уже, зачем ему дарован этот непонятный и никчёмный остаток, это мученичество дожития. И страх - надвигающегося маразма.

И всё кончается смертьюзимою. Вопрос только, как долго промучается "старик": зима бывает ранняя, а бывает, что и до января всё - поздняя осень.

...В этом году как-то быстро отмучаемся, похоже.




Я в Твиттер:






Comments

О фрилансерах

Давеча отдыхали мы тут с одним фрилансером по соседству. Ну, как отдыхали - жёны познакомились на отдыхе, на почве детей (у них тоже детский сад), ну и мы уж тоже так, вроде. Для поддержания разговору.

Но жизнь фрилансера имел возможность понаблюдать. Это, конечно, очень круто и соблазнительно, честно вам скажу. Я до сих пор комплексую, что Создатель меня не сподобил талантом чего-нить там программировать удалённо, как делал этот парень. Смотрите, как живёт человек (на отдыхе с семьёй).

Читать далее...
Comments

Основы путиномической теории

Забавно, но предыдущий пост о продаже предприятия вызвал попаболь в одном несчастном труженике_8_часов_с_выключенным_мозгом, заводчанине. Я в той статье коротко сформулировал конкретную нашу проблему с тем предприятием: всё, что могли, мы там отладили, дальнейшее развитие данного производства могло быть только через полное переоснащение (покупку новой производственной линии), а в свою очередь сие переоснащение оставило бы без работы две трети нынешних работников предприятия.

Общего языка мы с администрацией не нашли на тему что делать с этими двумя третями, и решили продать сей актив, утратив к нему коммерческий интерес.

Но рабочему, самому работающему на производстве, которое на грани закрытия, мои слова про две трети уволенных оказались как серпом по яйцам, и в своём уютненьком он пожелал собрать вот таких вот (как я) предпринимателей и по ним - бульдозером. Чтоб не обижали таких, как он, честных тружеников.

Само по себе это не заслуживало бы упоминания: не проходит и недели, чтоб я где-нибудь не прочитал отзыв о том, что меня (или таких как я) следует сажать, стрелять, топтать, высылать из страны, и тому подобное. Что поделать: забитые и бесправные люди, в глубине души понимая всё несчастье своего положения, оттаптываются на том, на ком можно это делать относительно безнаказанно. Я это понимаю и практически не реагирую.

Однако этот инцидент сподвигнул меня более обстоятельно написать на тему производств и массовых увольнений, и, боюсь, у меня плохие новости для таких вот рабочих.

Читать далее...
Comments